ОБМАН.

Моя собеседница – человек удивительный. За свои 30 лет она пережила и вытерпела столько, сколько не каждому по силам. А она продолжает верить в то, что хороших людей больше, чем плохих. А если судьба у неё непростая, в этом никто не виноват. Так сложилось…

А сложилось так, что в восемь лет Оля Коровкина из г. Данкова оказалась в детском доме. Она плохо помнит, как жила до того, как мама, забыв про всё, оказалась во власти зеленого змия. Когда то Галина Коровкина работала весовщицей в совхозе Куликовский и была на хорошем счету. Первый муж, отец двух ее сыновей, примерным поведением не отличался, и не раз попадал за решетку. Мать тянула детей одна, до тех пор, пока не встретила будущего отца Ольги. Поначалу всё складывалось неплохо. Хотя родители жили в гражданском браке, дочь отец признал. От совхоза мать получила жилье на ул. Верхняя Куликовка, д. 33. Это - одноэтажное строение на три хозяина с печным отоплением и удобствами во дворе. Коровкиным досталось помещение с общей площадью 30,4 квадратных метров. Жилая площадь - 21 квадратный метр. Ольга помнит, что зимой в доме было холодно, печка дымила и совсем не грела. Зато весной и летом было хорошо. Рядом с домом располагался земельный участок, где они с братьями играли, а родители сажали картошку, огурцы, помидоры… В сарае жили поросенок и корова, по двору бродили куры. Мать была женщиной общительной. Она быстро подружилась с соседями, особенно с одинокой женщиной лет сорока. С началом этой дружбы пришел конец семьи Коровкиных. «Дружба» подразумевала пьянство и полную запущенность и неухоженность в доме. Гражданский муж терпеть загулы жены не стал, ушел. Галина пребывала в алкогольной нирване…

1

А дети… Оле в то время было около пяти, старшему брату Алеше – 12, а Серёже – 10 лет. Ни бабушек, ни дедушек у них не было. Мальчишки в поисках пищи стали промышлять воровством. Про сестру не забывали. Всё добытое делили на троих. Мать не появлялась месяцами. Интересовались ли жизнью детей органы опеки? Ольга сказать не может. Она всегда слушалась братьев. А те, понимая, что рано или поздно их поймают, учили сестрёнку, в случае чего, прятаться или бежать. Так она и жила – в грязи, в холоде, впроголодь и в постоянном страхе. Однажды случилось то, о чем предупреждали братья. В доме появились люди, заставшие в доме голодного, грязного и перепуганного зверька. Ей пытались что-то объяснить, куда-то увезти, а она вырывалась, кричала и царапалась. В конце концов, сопротивлявшуюся дикарку затолкали в автобус. Ольге в то время было восемь лет…

- Привезли меня в Усманский детский дом, - рассказывает Ольга, - пока мать лишали родительских прав, я жила там. Потом меня перевели в Липецкий интернат №2. Когда меня забирали в Липецк, я увидела братьев. Их все-таки поймали. Это была наша последняя встреча…
На свою жизнь Ольга не жалуется. Она уверена, что интернат ее спас. Там прошли её лучшие годы. Поначалу постоянно плакала, ведь до этого она нигде не бывала, даже в школу не ходила. Всё было чужим. Но постепенно привыкла. К ней хорошо относились, никто не ругал и не бил. На ней была чистая одежда, она спала на чистой постели. - Но с особым удовольствием я бежала в столовую, - улыбаясь, говорит Ольга, - кормили там пять раз в день! Для меня это было настоящим чудом.

Собеседница с удовольствием рассказывает про подруг и воспитателей. С теплотой вспоминает о Елене Юрьевне Ерёминой, которую очень любила, и с которой общается по сей день. К сожалению, только по телефону. Вспомнила, как однажды, она училась во втором классе, приехала мать. Как обычно, еле держалась на ногах. Оля к ней не вышла. Постеснялась. Отвыкла. Мать умерла, когда Оле было 14 лет.

- А папа приезжал часто, - оживляется собеседница. – Подарки привозил, и к себе брал на праздники. У него уже другая семья была, но мачеха ко мне хорошо относилась… Отца не стало в 2007 году. Он умер от остановки сердца, не дойдя до дома….
Когда Ольга окончила 9 классов, ей предложили два варианта: остаться жить в Липецке или ехать в Данков.

- Я подумала, - вспоминает Ольга, - в Липецке у меня никого нет, а в Данкове

живут братья. Я много лет их не видела, но в памяти сохранилось, как они обо мне заботились. Любили по-своему, и я их любила. Всё-таки родные люди. Я же не знала, как они всё это время жили. Что они пьют беспробудно, что по несколько раз побывали в тюрьмах… Потом старший брат умер. В том доме, где мы когда-то жили, он несколько дней пролежал мертвым. У него был сахарный диабет, но он не лечился, только пил…

В 2005 году Ольга приехала в Данков и поступила в училище на профессию повар – кондитер. В девятнадцать лет встретила свою первую любовь. Всё было серьезно. Были куплены кольца, а под её сердцем зарождалась новая жизнь, когда мать жениха вдруг воспротивилась браку сына с девушкой, выросшей в детдоме. Кого она прочила в жены сыну, который и сам звёзд с неба не хватал, не понятно. Во всяком случае, она приложила все усилия, чтобы брак не состоялся. А перед Ольгой возник квартирный вопрос. Где жить с ребенком?

Как круглая сирота, с 2006 по 2011 годы Ольга официально стояла на очереди на получение жилья. Но надо было оформить временную регистрацию, чтобы на работу устроиться, получить страховые полисы себе и ребёнку. В администрации г. Данкова ей предложили, точнее, обманом принудили, подписать договор социального найма части дома, которую когда-то получила ее мать, и откуда ее, Ольгу, так вовремя забрали. Приученная за годы жизни в интернате слушаться старших и верить взрослым, Ольга подписала договор.

Кстати, дом № 33 на ул. Верхняя Куликовка до сих пор находится в муниципальной собственности Данковской администрации. Ольга, ради любопытства, решила дом посмотреть. Ничего нового она не увидела: та же дымящая печь, заплесневелые стены, отсутствие воды, света и элементарных, жизненно важных, условий. Так же Ольга узнала, что на предлагаемых ей квадратных метрах зарегистрированы оба ее брата. Один – в 2005 году, другой – в 2006-ом. Оба, как и Ольга, сироты, тем не менее, они не только не получили полноценное жилье, их зарегистрировали в непригодном для проживания помещении. Другими словами, сначала родители бросили двух подростков на произвол судьбы, а потом администрация поступила с ними точно так же. В результате общество получило то, что получило - двух матерых преступников…

Ольга отправилась на прием к губернатору Липецкой области. Её приняли, выслушали, и вскоре в Данкове была выделена двенадцати метровая комната в общежитии, где она и жила с сыном в ожидании положенного ей по закону, как сироте, жилья. Прошел год.
– Прихожу однажды с сыном из детского сада, и вижу - дверь в мою комнату вскрыта, какие-то мужики вытаскивают мои вещи в коридор. Вещей было не так много: детская кроватка, холодильник, телевизор. Всё это я покупала в кредит, потом понемногу выплачивала. Часть вещей растащили по комнатам. И тут я узнаю, что комната эта выделена мне только на один год, а потом – иди куда хочешь. Я снова бегу в городскую администрацию. А мне объясняют, что я, мол, подписала договор социального найма дома на ул. Верхняя Куликовка. Тем самым лишилась очереди получение жилья, как сирота. Я припомнила, что, действительно, что-то подписывала. Но тогда мне пояснили, что это жилье у меня временное, только для регистрации, и с очереди меня не снимут…

Для Ольги начались хождения по мукам. Она проиграла два суда: районный и областной, где ей отказали в исках, ссылаясь на то, что она подписала тот самый злополучный договор найма. То, что её, наивную девчонку элементарно обманули, во внимание не бралось. Ольга с маленьким ребенком на руках скиталась по знакомым, соглашавшимся временно их приютить. В злосчастный дом идти не могла. – В этом доме не только жить, смотреть на него страшно, - поясняет собеседница…

2

В доме пребывал ее брат Сергей, который из доброго и вечно голодного подростка давно превратился в насквозь пропитого вора. Дом напоминал воровскую «малину», где постоянно жили какие-то странные люди, не прекращались попойки. Ольга боялась там жить…
Был в её жизни момент, когда, оставшись, в буквальном смысле, на улице она начала искать успокоения в алкоголе.
– Я много пила, - с горечью вспоминает

собеседница. Мне было всё равно, где я уснула - на улице или в чьем-то доме. День прошел и ладно. У меня ничего не было, кроме трехлетнего сына. Я не знаю, что с нами могло произойти, может, повторилось бы то же самое, что произошло с моей матерью. До сих пор не знаю, где её похоронили. Мне не с кем было посоветоваться…
А вот на могилу отца Ольга приезжала часто. Именно там, рядом с могилой отца, осознала, что не хочет для себя и сына судьбы матери. Поняла, если сейчас не изменит свою жизнь, лучше и вовсе не жить...

С тех пор прошло три года. С тягой к алкоголю Ольга справилась самостоятельно. – Люди говорят: «Как к бабушке сходила», - так и у меня произошло, - уверена Ольга. - Это не мое…
Вскоре она познакомилась с молодым человеком, который стал отцом её дочери Виктории. Пока они живут в гражданском браке, в 18-ти метровой комнате Александра. 11-ти летний сын Ольги живет у бабушки, которая признала-таки внука и согласилась забрать его к себе. Но все праздники и выходные он у Ольги. - Душа, конечно, разрывается, - с горечью констатирует собеседница. – Кирилл хочет жить с нами и готов, как он выражается, «хоть в коридоре на коврике спать», но я ему объясняю, почему это не возможно. Он хороший мальчик, всё понимает…

Ольга рассказывает про детей, про то, как её уволили «по собственному желанию» с консервного завода, узнав, что она ждет второго ребенка, как она бегает по инстанциям, пытаясь добиться справедливости. А я, слушая молодую женщину, не могла отвести взгляд от её удивительных изумрудных глаз. Они меняли цвет, в зависимости от того, какие эмоции Ольга испытывала. И столько в этих глазах виделось веры и надежды, что хотелось закричать: «Люди! Что же вы делаете? Как можно быть такими бездушными и циничными, чтобы так бессовестно поступать с теми, кто вам верит, и нуждается в вашей поддержке? Опомнитесь, ведь закон бумеранга никто не отменял!»

Автор Наталья Попова, «Липецкие известия», №14, от 03.04.2019, стр. 21. Фото автора.

P.S. Корреспондент газеты «Липецкие известия» Наталья Ивановна давно сотрудничает с Липецкой областной общественной организацией поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей «Становление». Организация данную ситуацию, по предоставлению некачественного жилья сироте Ольге Коровкиной из г.Данкова, держит на особом контроле. Специалистами организации направлены запросы: главе администрации г.Данкова Фалееву В.И., врио главы администрации Липецкой области Артамонову И.Г., в прокуратуру Липецкой области для дальнейшего разрешения сложившейся ситуации.
Проект «Социально-правовая помощь детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лиц из их числа, в защите их прав и гарантий» реализуется при поддержке Фонда президентских грантов.

#Липецкиеизвестия, #НатальяПопова, #Обман,
#Защитаправ, #общественнаяорганизация, #Становление, #Липецкаяобласть, #Данков, #детисироты, #некачественноежилье, #президентскийгрант

kom

youtube

VK
ОК
FB


fond